Кто и зачем создал футарк из Брезы?

Кто и зачем создал футарк из Брезы? | runemagic.ru рунолог, гадание на рунах, рунические амулеты

Кто и зачем создал футарк из Брезы?

Кто и зачем создал футарк из Брезы?

Каменная колонна из Брезы (Сараево, Босния и Герцеговина, первая половина 6 века н.э.) является одним из известных памятников рунического искусства. Она примечателен тем, что является одним из 5 известных на настоящий момент памятников, содержащих практически полную запись всего старшерунического ряда.

Автор статьи – Тинеке Лоойдженга (Tineke Looijenga)
Перевод и комментарии – Алексей Глазачев

В 1930 году в деревне Бреза на реке Ставня, примерно в 25 км к северу от Сараево (Босния) были раскопаны остатки позднеантичного здания. Среди обломков был обнаружен фрагмент полукруглой половины колонны (из мергеля, а не мрамора, как чётко указано в рунической литературе), на которой был нанесён почти полный футарк — старшерунический строй. На другую колонну нанесён латинский алфавит. Третьей важной находкой был богато украшенный бронзовый умбон (вероятно, германский, 6 в.). Само здание могло быть раннехристианской церковью, построенной в начале 6 века.

Руины ещё одной раннехристианской церкви были раскопаны в 1913 году недалеко от Брезы. В этой церкви также были обнаружены латинские надписи и граффити. В литературе эту церковь упоминается как Бреза 1; а та, которая была раскопана в 1930 называется Бреза 2. В этой статье будет рассматриваться только Бреза 2, поэтому далее по тексту мы будем называть её просто Бреза.

Автор данной статьи ознакомился с фрагментом футарка 11 октября 1998 года в музее города Сараево. Во время войны в Боснии и Герцеговине и осады Сараево содержимое экспозиций и огромное количество экспонатов пришлось эвакуировать в подвалы музея. В настоящее время ещё не все объекты вернулись на свои прежние места. Поэтому я не смогла осмотреть колонну с латинским алфавитом. Кроме того, я не видела фрагментов колонны, на которые нанесен рунический знак, передающий звук d. (вероятно речь идёт речь о руне Дагаз — примечание переводчика.).

История открытия

Согласно первым записям о находке, опубликованным Кремосником и Сергеевским в 1930 году, несколько кусков одного или нескольких столбов были найдено прямо в поле. Один из этих фрагментов нес на себе футарк. Фрагмент имеет следующие размеры: 56 см в высоту и 30 см в поперечном сечении. Руны были признаны рунами старшего, 24 рунного строя; надпись идёт слева направо; четырех последних рун не хватает, поскольку край фрагмента отколот. Руны имеют размеры от 0,5 до 2,6 см в высоту. Руна, передающая звук «Х» – (Хагалаз — примечание переводчика.) имеет двойную перекладину, что указывает на Западногерманское происхождение памятника.

Кроме футарка, на различных каменных кусках были обнаружены и другие рунические знаки. Арнц в своей книге публикует фотографии этих знаков и часть камня с футарком (Арнц/Цейс 1939). Также Краузе (1966) публикует ту же фотографию надписи. Создается впечатление, что фотография вырезана из большего изображения. Она не дает никакого представления об объекте, на котором была вырезана надпись. Однако представление рун соответствует действительности, и в этом отношении фото передает достоверную информацию. Помимо футарка и латинского алфавита, некоторые фрагменты несут латинские граффити.

Здание

В 1930 и 1931 годах на раскопках поля, где были найдены колонны, было обнаружено основание широкого здания, длиной 27 метров и шириной 19 метров. Здание ориентировано по линии Север-Юг. Здание имело апсиду и длинный неф в окружении двух прямоугольных коридоров (см. рис. 1).

Рисунок 1: План здания

Футарк из Брезы

Комнаты были разделены внутренними стенами. Первое впечатление было что это церковь, так как в Боснии были найдены аналогичные планы базилик (см. несколько планов Сергеевского 1960: 564 и 566). Но важных церковных предметов, таких как алтарь, не было найдено (что уже случалось ранее, например, при исследовании развалин Церкви в Суводоле, согласно Сергеевскому 1943: 174). Возможно, это произошло из-за того, что алтарь и мебель была сделана из дерева (Сергеевский 1943: 172). Фрагменты колонн и капителей из известняка и мергеля были найдены разбросанными вокруг, ни одна часть не была найдена на месте проведения работ. Первые археологи, доктор Григор Кремосник и Димитрий Сергеевский, полагали, что колонна с рунами могла стоять в церкви или перед ней, а церковь была уничтожена огнем. В своих более поздних публикациях 1943 года Сергеевский утверждал, что фрагменты колонн были найдены лежащими поперек внутренних стен, что побудило его предположить, что стены были низкие, а на них стояли колонны, или стены были украшены полуколоннами (Сергеевский 1943: 172). На одной из них был вырезан футарк.

Существует определенная путаница о происхождении здания; некоторые источники полагают, что церковь построена готами, другие называют ее просто раннехристианской церковью, сгоревшей в результате византийского или славянского нападения (Арнц/Цейс 1939: 144). Арнц цитирует некоего Ольмана, который видел колонны в 1935 году, и который сказал, что они были слишком малы, чтобы принадлежать церкви; колонны, вероятно, были частью навеса, возможно, расположенного внутри церкви.

Бастлер (1993: 28) подробно описывает здание. Здание было разделено на притвор, неф и полукруглую апсиду и окружено портиком, который заканчивался двумя маленькими камерами или часовнями по обеим сторонам (см. рисунок 2). С лицевой и с обеих боковых сторон портик был украшен колоннами, увенчанными редкими квадратными капителями. Апсида была украшена снаружи массивными скульптурными головами кабанов и баранов, окрашенными в красный цвет.

Возможно, на восточной стороне, была своеобразная триумфальная арка. Спереди был вход. Несколько ступеней с внутренней стороны западной стены могут указывать на наличие верхней камеры, платформы (Бастлер 1993: 28) или башни (Бояновский/Келик 1969: 12, 25). Пол был выложен плиткой. Стены — каменные. Крыша, вероятно была деревянной. Слой пепла на полу, указывает на то, что здание сгорело. Если там и была мебель, она тоже сгорела. Среди обломков был найден скелет человека. Рядом с ним был обнаружен умбон 6 века и какие-то античные, по-видимому «варварские» черепки. В слое пепла была найдена славянская керамика, что указывает на то, что стены, возможно, еще простояли какое-то время до того, как упасть. (Бастлер 1975: 260). Бастлер предполагает также, что здание было уничтожено во время готских войн около 535 года н.э.

Рисунок 2. Общий вид здания (реконструкция)

Футарк из Брезы реконструкция

Относительно небольшие колонны из мергеля были сделаны на токарном станке. Такой вывод можно сделать из канавок, колец и небольшие выпуклостей. Сергеевский отмечает, что в этом отношении они напоминают колонны из Монквирмута. Капители выполнены в стиле резьбы по дереву. Строители также использовали остатки старинных зданий, и при этом сохранили некоторые камни с важными латинскими надписями (Кремосник/Сергеевский 1930: 2).

Рисунок 3. Фотография колонны

Колонна из Брезы

Например, на одной стороне апсиды был найден большой могильный циппус , лицом вниз, с длинной надписью:

Рисунок 4. Надпись на одном из циппусов

надпись на одном из циппусов

Надпись датируется вторым веком нашей эры. По словам вышеупомянутых авторов, название DESITIATI указывает на племя, живущее где-то вдоль верхней части реки Босна, и на восток к реке Дрине. Некоторые другие фрагменты колонн показывают латинские граффити, такие как AULINUS и Cordia.

В 1959-1962 годах Д. Сергеевским было проведены вторые раскопки. К сожалению, он так и не опубликовал их результаты. На 11-м международном Конгрессе Византинистов в Мюнхене в 1958 году, он указывал на некоторые аномалии базилики в Брезе. Он упоминает о возможном присутствии верхней комнаты и нестандартной ориентации здания (базилика ориентирована на Север-Юг, а не Восток-Запад). Он дает обзор более чем двадцати руин ранних христианских базилик, и Бреза ничем принципиально не отличаются от других (ср. МФ. Сергеевский 1960: 564 ф.). Он перечисляет четыре интересных момента:

1. Все базилики построены по одному плану;
2. Данный план является оригинальным, т. е. он не похож на планы базилик в других странах;
3. Боснийские базилики слишком малы, чтобы принять много людей;
4. Здания не служили никаким иным целям, кроме церковных (Сергеевский 1960: 565).

Эти моменты касаются и Брезы. Говорят, Сергеевский отказался от своего предыдущего заявления о том, что здание было церковью (Баслер 1975 и 1993). Баслер предполагает, что назначение здания, возможно, было светским (не церковным), из-за:

1. ориентации Север-Юг;
2. отсутствия и алтаря, и гробницы;
3. наличия футарка.

Особенно тот факт, что руны были вырезаны на одной из колонн, указывает на «варварское» использование здания. На это я бы хотела возразить: на мой взгляд, сосуществование латинского алфавита и футарка в том же здании может указывать на раннехристианский ритуал освящения (см. ниже).

Датировка здания и христианство

Датировка здания – крайне интересный момент, упомянутый несколькими авторами. Первые археологи (Кремосник/Сергеевский 1930) связывали свою датировку с наличием футарка. Он был бы высечен на мягкой поверхности мергеля остготами, которые, по словам авторов, правили Далмацией с 493-555 гг. н. э. К этому выводу их также подвел стиль капителей. Они даже назвали стиль «готическим», сравнив его с гораздо более поздними средневековыми готическими соборами. Но в своей публикации 1943, стр. 173, Сергеевский высказывает ещё одно предложение: колонны являются образцом местного искусства, т. е. иллирийским. Эта идея, была подхвачена и развита Божановским/Зелизу (1969: 25). Эти авторы, сосредоточились на других аспектах здания. Они предложили сравнить его с сирийскими базиликами. По их мнению, базилика в Брезе должна быть построена позже, во времена восточно-римского императора Юстиниана, во всяком случае после того, как остготы покинули Далмацию (уже в 471 году часть из них направилась в Италию; и с 493-526 их король Теодорих (Теодорих Великий) царствовал в Италии. Однако готы продолжали претендовать на Далмацию. Таким образом, они регулярно вели войны с Юстинианом, императором Византии с 527 по 565 годы.

В 536 году Далмация была воссоединена с Восточно-римской империей. Если это сделали не готы, тогда футарк мог быть вырезан захваченными германцами, которые были вынуждены участвовать в строительстве церкви, согласно Божановскому и Зелизу (1969: 25). Они указывают на две важные особенности:
(1) архитектурное сходство церквей Сирии — и церквей в Боснии и Герцеговине
(2) гибридный скульптурный стиль, который явился результатом слияния внутреннего стиля, позднего античного и раннего средневекового стилей. Стиль Кербшнитт был местным; он был известен и использовался в Боснии уже на протяжении веков, по словам Божановского и Зелиза. Таким образом, они сравнивают Брезу с другими боснийскими базиликами Клобуком, Дабравиной и в меньшей степени Дувно, которые относятся ко второй половине VI века.

Сергеевский (1960: 568) поднимает вопрос — когда было принято христианство во внутренних районах Далмации? По его словам, христианство сначала исповедовалось в основном в городах. Базилики сельской Боснии, похоже, были построены в тот же период, начиная с конца 5-го, или в начале 6-го века, вероятно, в результате широкомасштабной миссионерской деятельности во времена правления императора Юстиниана.

Точно датировать дату постройки церкви крайне трудно из-за многочисленных войн с готами, аварами и славянами. В то же время Сергеевский пишет (1958), что в Боснии уже раскопаны 24 раннехристианские церкви.

Датировка боснийских базилик крайне затруднена; можно использовать только язык камня и архитектуры, так как не сохранилось никаких документов, нет надписей, нет монет, которые могли бы прояснить дату. Одной из подсказок может быть найденный в базилике умбон начала 6 века. Умбон слегка куполообразный, с жемчужным ободком. Умбон изысканно украшен зигзаговыми линиями, выполненными в технике тремоло-стежков. Трудно провести параллель с похожими украшениями, но учитывая его форму, он может принадлежать культуре лангобардов (см., например, Вернер 1962: 80). Подобные умбоны были найдены в Швабии, и датируются началом 6 века (см., например, Die Alamannen 1997: 209-218).

Принадлежность здания

Бастлер (1975: 261) предполагает, что здание в Брезе, возможно, было построены во время эпохи готов (ок. 490-535), потому что фасад здания напоминает ему один из дворцов Теодориха в Равенне, на Виа Альберони. Фронтон здания может быть локальной, или «варварской», имитацией входа в палаты Диоклетиана в Сплите (Хорватия), или средней части дворца Теодориха, представленного на мозаике в Сан-Аполлинаре-Нуово в Равенне (Баслер 1975: 261 Ф.).

Интересен также тот факт, что он упоминает два богато украшенных капителя, с крестом на каждом, а один из капителей был украшен крестом в мандорле. Кресты указывают на христианское происхождение.
Сходство с дворцом Теодориха навели Баслера на мысль, что дом в Брезе использовался в каких-то общественных целях, возможно, в административных или юридических. При этом сам Бастлер признает слабое место в своей теории: как королевский дворец в Равенне мог повлиять на стиль здания в столь отдаленном от дворца месте (Баслер 1975: 263)? Футарк на одной стороне коридора и латинский алфавит на другой стороне указывают на определенные права местных граждан. Баслер (1993: 28 Ф.), развивает свою мысль — посетители здания не чувствовали себя обделенными, на каком бы языке они не разговаривали. Остготы могли читать рунические надписи, а византийцы — латинские.

Но написали бы остготы свои документы рунами?

Я бы сказала, что это крайне маловероятно. Я предлагаю другое решение для объяснения присутствия обоих латинского и рунического алфавитов.
Весьма вероятно, что существует связь между двумя алфавитами и так называемым Crux Decussata — крестом в форме «X». Это воображаемый диагональный крест, соединяющий четыре угла церкви, что может служить напоминанием о космосе, Вселенной. В средние века, Crux Decussata играл важную роль во время церемоний инаугурации, а также при проектировании планировки церкви. Во время обряда освящения новой церкви епископ писал на одной линии греческий алфавит, а на другой — латинский алфавит (Меккинг 1988: 28). Ритуал освящения новой церкви описан в «Egbert Pontifical» — книге наставлений для епископа. Имя Эгберт относится к первому архиепископу Йоркскому (732-766). Рукопись, с названием «Egbert Pontifical», хранится в Париже, и имеет номер МС Lat. 10575. В ней описано таинство (f. 46v), при котором епископ берет свой посох и пылью, и пеплом рисует на полу алфавит в виде огромного Андреевского креста от одного угла церкви по диагонали к другому, переходит в третий угол и проводить ещё одну диагональ, завершая таким образом крест. (Чем тебе не руна Гебо? – примечание переводчика.)

Происхождение «Egbert Pontifical» неизвестно. Бантинг (1989: XXXVI) приходит к выводу, что «летописец, похоже, опирался на источник из Северной Франции и Нормандии, в частности, добавив материал, найденный в англосаксонской Англии. «Egbert Pontifical» мог быть написан в Уэссексе в середине десятого века». Ритуалы опираются на старые источники. В книге «d’Archeologie Chretienne et Liturgie» Х. Леклер (1907: 58) утверждает, что Crux Decussata принадлежит римской литургии, «Sacramentaire gregorien», в которой содержится практически тот же текст, что и цитируемый выше из «Egbert Pontifical». Этот обряд, очевидно, происходит от практики, используемой латинскими агрименсорами древности, что подтверждают Меккинг и Леклер. Бенц (1956: 64 ff.) обсуждает два текста литургий, записанных в 9 веке, но фактически опирающихся на более старые тексты. Оба текста — это таинства, содержащие правила освящения церкви. Один из двух текстов называется «Ordo Romanus XLI», который, по мнению Бенца, является «галиканским», т. е. Франкским (Бенц 1956: 94 Ф.). Таинство с алфавитом впервые появляется в OR XLI (Бенц 1956: 97). Он упоминает нескольких авторов, которые ссылаются на различные источники для ритуала с алфавитом, среди которых римская геодезическая практика. Далее он рассматривает значение X-символа, символизирующего имя Христа, и рассматривает алфавит сам по себе, как отображение Альфы-Омеги (начало и конец – пр. Пер.).
Что касается того, как литургические тексты пришли во Францию и Англию, то вероятнее всего их принесли паломники, которые вернулись из Рима. Важную роль мог сыграть орден св. Бенедикта, он имел значительное влияние в 6 веке в Далмации, поскольку император Юстиниан, поддерживал контакты со святым Бенедиктом (480-547). Государь пожаловал ему несколько владений в Далмации, у реки Требишница в Южной Боснии, в Черногории возле современно Даниловграда (см. Баслер 1993: 18).

Существование в одном здании одновременно рунического и римского алфавитов представляет собой уникальную ситуацию. Если алфавиты использовались в таинстве освящения, как описано выше, Бреза может в конце концов быть церковью. Тогда была бы понятна функция полного футарка, пусть и в христианском контексте. Более того, это доказывает, что футарк имел особое значение хотя бы для одного германского племени; очевидно, он использовался в религиозном контексте, и считался равным римскому алфавиту. Остается проблема с ориентацией здания Север-Юг. Это очень необычно.

Рисунок 5. Ещё одна версия фотографии футарка

фотография колонны

Рисунок 6. Прорисовка надписи

прорисовка рун

F u th a r k g w h n i j ei p z s t e m l

Футарк располагается чётко под пазом, который проходит по верхней грани фрагмента колонны, с правой стороны от верхнего угла. Если смотреть спереди руны идут от центра колонны вправо. Вероятно, надпись шла до конца колонны, но край камня отломан, и с ним исчезли четыре последние руны. Последовательность рун полностью идентична старшему футарку вплоть до руны Тейваз. За ней следуют руны Эваз, Манназ и Лагуз. Таким образом не хватает рун Ингуз, Отал, Дагаз и Беркана.

Руны очень аккуратно, но почти незаметно, вырезаны на мягкой поверхности мергеля острым инструментом. Они не выточены, а именно вырезаны. Трудно увидеть надпись, если не знаешь, что она там. В этом отношении надпись напоминает руны на небольших металлических или деревянных предметах и сильно отличается от рунических надписей на камнях в Скандинавии. Уже только по этой причине маловероятно, что руны имели какую-либо публичную функцию как это было предложено Бастлером (см. выше). А вот версия, что руны использовались для освящения церкви весьма вероятна. На это указывает наличие всего футарка, как и всего латинского алфавита. Так как высота колонны с рунами составляет всего 56 см, надо полагать, что колонны располагались на низких стенах, иначе надпись было бы совсем не видно.

Создание колонн на токарном станке и резка рун ножом или другим острым инструментом указывает на мастеров, которые раньше работали с деревом вместо камня. Стиль Кербшнитт действительно больше подходит для резьбы по дереву, однако также используется в металле. Эти особенности характеризуют германских мастеров, а не византийских.

При тщательном осмотре всей поверхности колонны, обнаружено ещё много царапин, даже поперёк рун. Похоже, что существовало ещё как минимум две надписи, которые были намеренно соскоблены. Одна проходила горизонтально, а другая вертикально на левой стороне колонны. Эта надпись заканчивается четким Х, какими-то линиями, возможно остатками букв. Чуть ниже футарка, недалеко от центра колонны, находится вырезанный цветок. Он имеет пять лепестков (см. рисунок 5). Цветок имеет около 4 см в высоту.

Рисунок 7. Цветок

цветок из брезы

Описание рун

Руны имеют высоту от 0,5 см до 2,6 см; большинство из них около 2 см в высоту. Каждая руна занимает пространство около одного сантиметра по ширине. Руна Кано очень маленькая: 0,5 см высотой. Руны Перто и Альгиз являются самыми крупными; соответственно 2,4 и 2,6 см в высоту. Последняя руна, которую можно увидеть, это Лагуз, у который отсутствует боковая ветвь.
Можно было бы ожидать, что за руной Тейваз последует руна Беркана, но это не так. Можно предположить, что Беркана была одной из четырех рун, которые остались на отколотом обломке. Руна Кано имеет форму крыши, аналогичные варианты Кано найдены в Пфорцене (Бавария), Дишенгене, Вотчфилде, на брактеатах Раум Коге-C и Борринге-C; Руна Перто напоминает аналогичную в Вестермдене. Руна Йера похожа на надпись из Бехте. Эти надписи датируются 5 — м и 6-м веками, за исключением Вестеремдена, который датируется гораздо более поздней датой.

Если руна Хагалаз с двумя перекладинами действительно является характерной для Западногерманских рунических надписей, то можно сделать вывод, что надпись в Брезе не может быть отнесена к готской рунической традиции, но должен рассматриваться в свете других континентальных или Западногерманских надписей. Географически ближайшие предметы с рунами были найдены в Аквинкуме (современный Будапешт), Безенье (Венгрия) и Пфорцене (Бавария). Надписи из Брезы, Пфорцене и Безенье имеют схожие руноформы. Схожести проявляются в руне Кано, которая ориентирована как крыша дома (схожесть с надписью в Пфорцене).

Рисунок 8. Руническая надпись из Пфорцена

Руническая надпись из Пфорцена

Другими схожими элементами являются руны Йера (Безенье), Хагалаз с двумя перекладинами (Бреза, Пфорцен и Безенье). Считается, что брошь из Безенье принадлежит к культуре лангобардов (Вернер 1962). Брошь с рунами из Аквинкума также может принадлежать лангобардам; руна Кано на ней выглядит так же как на колонне из Брезы – домиком.

Арнтц/Цейс (1939) датируют надпись на основании возможного присутствия Лангобардов или Алеманнов в этом регионе. Они предполагают, Алеманнов и Лангобардов в качестве возможных создателей надписи. Для Краузе (1966: 19 Ф.) неясно, каким образом Лангобардов оказались в районе Брезы.
Краткий обзор истории Лангобардов может объяснить, как они попали на Балканы. Лангобарды мигрировали в 4-м веке от низовьев до верховьев Эльбы. Около 430 человек прибыли в Чехию. После того, как Одоакр победил ругов в 488 году, лангобарды поселились в нижней Австрии, с 489-526. В 526 году они вторглись в верхнюю Паннонию, которую только что покинули остготы. После убийства Амаласунты, дочери Теодориха Великого — его наследницы, в 535 году начались сражения за бывшие готские владения в Далмации. Императору Юстиниану (527-565) удалось в 536 году включить Далмацию в Восточно-Римскую империю. Остготы под руководством нового короля Витигеса (536-540), бились против Юстиниана и отбили Салону. Тем временем границы Далмации остались неохраняемыми. Благодаря этому лангобарды и гепиды смогли занять регион. Лангобарды занимали северную часть Боснии и регион между реками Босна и Дрина, что является как раз той областью, в которой находится Бреза!

Преемник Витигеса, король Тотила (541-552), тщетно пытался отвоевать Далмацию. Он предложил Юстиниану мир в 551 году, при условии, что он сможет сохранить свое имущество в Италии. Юстиниан, взамен, отправил своего командира Нарсуса в Италию, который победил готов в 555 году. Можно предположить, что Юстиниану удалось каким-то образом построить церковь Брезе в период короткого затишья между нашествиями варваров. Плохие отношения между лангобардами и гепидами привели их к войне друг с другом. При содействии аваров лангобардам удалось выбить гепидов из Паннонии, оставив район аварам. Гепиды были разгромлены. Аудонис, сын Албоина повел лангобардов в Северную Италию в 567, оставив Далмацию аварам и славянам.

Таким образом, похоже, что лангобарды жили в регионе Брезы примерно с 535 до 567, около тридцати лет. Полагаю, что именно они, вероятнее всего вырезали этот футарк на колонне.
Боснийские церкви были построены до или в ту эпоху, когда Лангобарды поселились в этом районе, так что может быть часть Лангобардов стали христианами во время их пребывания в Боснии. Краузе считает, что лангобарды приняли христианство в конце 5-го века. (Krause/Jankuhn 1966: 310).

Освящение церкви, во время которого на двух столпах были вырезаны футарк и латинский алфавит, можно рассматривать как акт сотрудничества и примирения христиан и лангобардов, возможно предшествующий крещению группы лангобардов. То, что между императором Юстинианом и лангобардами существовали дружеские отношения, может быть доказано тем, что король лангобардов Аудоин в 546 году получил части Южной Паннонии и Норикума (современная Австрия, Словения, Босния, Хорватия, Венгрия – примечание переводчика).

Список литературы:

Antonsen, E.H. (1975): A Concise Grammar ofthe Older Runic Inscriptions. Ttibingen. p. 77.
Arntz, H./Zeiss, H. (1939): Die einheimische Runendenkmaler des Festlandes. Leipzig. pp. 14?-154.

Banting, H.M.J. (ed.) (1989): Two Anglo-Saxon Pontificals (the Egbert and Sidney Sussex Pontificals). London.

Basler, D. (1975): Die «Basilika II» in Breza bei Sarajevo. ln: Ziva antika, Antiquite vivante, Actes du X!Ile congres International d’etudes anciennes, organise par le Comite «Eirene»- Dubrovnik 7-12 act. 1974. Skopje, 259-264.

Basler, D. (1993): Spatantike und Frilhchristliche Architektur in Bosnien und der Herzegowina, Osterreichische Akademie der Wissenschaften, Schriften der Balkan-Kommission, antiquarische Abteilung nr. 19. Wien.

Benz, S. OSB, (1956): Zur Geschichte der romischen Kirchweihe nach den Texten des 6.-7. Jahrhunderts. In: Enkainia, Gesammelte Arbeiten zum 800 jahrigen Weihegedachtnis der Abteikirche Maria Laach am 24. August 1956. 1956, DUsseldorf.

Bojanovski, l./Dzemal, C. (1969): Kasnoanticka Bazilika u Brezi, Problem i konzervacija. In: Nase Starine, godisnjak zavoda za zastitu spomenika kulture Bosne i Hercegovine XII. Sarajevo, 7-25.

Cremosnik, G./Sergejevski, D. (1930): Gotisches und romisches aus Breza bei Sarajevo. In: Novitates Musei Saravoensis, nr. 9. Sarajevo, 1-9.
Die Alamannen (1997): Archaologisches Landesmuseum Baden-Wilrttemberg. Stuttgart.
Krause, W./H. Jankuhn (1966): Die Runeninschriften im alteren Futhark. Gottingen, 19-20.
Leclercq, H. (1907): Abecedaire, in: Dictionnaire d’Archeologie Chretienne et de Liturgie, tome premier, l’e partie A-Amende. Paris.
Leclercq, H. (1936): Orientation, in: Dictionnaire d’Archeologie Chretienne et de Liturgie, tome douzieme, deuxieme partie Noirmoutier-Orvieto. Paris.

Mekking, A.J.J. (1988): Een kruis van kerken rond Koenraads hart. In: Utrecht kruispunt van de Middeleeuwsekeik. Eds. Stadhoudeis, K./Mekking, A., Zutphen, 21-53.
Opitz, S. (1977): Siidgermanische Runeninschriften im alteren Futhark aus der Merowingerzeit. 2. Auflage. Kirchzarten. pp. 12-13; 202-204.

Sergejevski, D. (1943): Archaologische Forschungen in Bosnien in den Jahren 1920-1940. In: Siidost — Forschungen, nr. 8. Milnchen, Wien, 156-177.

Sergejevski, D. (1960): Plan der Frilhchristlichen Basiliken Bosniens. In: Akten des XI. lnternationalen Byzantinistenkongresses Milnchen 1958. Eds. Franz Dolger und Hans-Georg Beck. Milnchen, 563-568.

Werner, J. (1962): Die Langobarden in Pannonien, Beitriige zur Kenntnis der langobardischen Bodenfunde var 568. A. Textteil. B. Tafelteil. Bayerische Akademie der Wissenschaften,
Phil.-Hist. Klasse. Abh. Neue Folge, Heft 55 A & B. Milnchen.

Понравилось вам - поделитесь! Пусть понравится другим!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *