Фенрир и Красная Шапочка. Есть ли связь?

Сказки про волков и магия

Текст: Марилия Пеззатто (Marilia Pezzato). Перевод и вставки – Алексей Глазачев

фенрир и красная шапочка

Есть множество персонажей, которые присутствуют в народных поверьях, сказках и легендах со всего мира. Однако немногие из них столь же постоянны, как фигура большого злого волка, гигантского хищника, который пожирает своих жертв одним укусом. Появляясь во многих предостерегающих сказках – историях, созданных для того, чтобы предостеречь людей от реальной опасности, – фигура волка стала самым известным архетипом грозного хищного антагониста.

Вглубь волчьих сказок

Информация и жизненные уроки уже давно передаются через устную традицию, и один из способов заинтересовать людей, а значит сделать так, чтобы они лучше запомнили информацию – это истории. Страх перед нападением Волков был реальной и серьёзной проблемой в Средние века в Европе и во многих других регионах, особенно в небольших поселениях, окруженных дикой природой. В течение очень долгого времени волк был символом силы, опасности и свирепости.

Одним из первых известных фольклористов был раб и рассказчик (который не догадался продавать свой курс по сторителингу) по имени Эзоп, который, как полагают, жил в Древней Греции между 620 и 564 годами до нашей эры. Будучи упомянутыми и Геродотом, и Платоном, и другими великими людьми той эпохи, басни Эзопа были широко известны в Древнем Мире. Они происходили из разных источников, и многие из них приписывались Эзопу без какого-либо фактического доказательства авторства. Раз басня – значит Эзоп.

Тем не менее, из множества историй о волках можно выделить четыре, которые в конечном итоге стали ассоциироваться с фигурой большого плохого волка.
«Мальчик, который кричал Волк» (известна русскоязычным читателем в первую очередь как басня Льва Николаевича Толстого как «Лгун») – одна из них, рассказывающий о мальчике-пастухе, который неоднократно обманывал близлежащих жителей деревни, думая, что волк нападает на его стадо (а может у него были панические атаки?). В конце концов они устают от лжи мальчика, и когда волк появляется по-настоящему, ему никто не верит. По некоторым версиям басни, вместо овец волки съели мальчика. Эта история часто поднимается в дискуссиях о воспитании, развитии детей и механике лжи как предупреждении о проблемах с психикой, об опасности ложной тревоги и постоянного потока лжи; аналог этой басни можно увидеть в современных средствах массовой информации.

Также Эзопу приписывается, вариант одной из греческих фольклорных сказок, литературно обработанной Лафонтеном между 1668 и 1694 годами – история волка и ягненка (известна русскоязычным читателем как басня Ивана Андреевича Крылова под названием «Волк и ягнёнок»). Первоначально она имела название «кот и петух». Ягненок спрашивает волка, почему он хочет лишить его жизни. Волк выдвигает множество обвинений, которые ягненок отрицает и доказывает, что это невозможно, пока хищник не теряет терпения и, наконец, не съедает ягненка на ужин – просто потому, что может. Словосочетание «волки и ягнята» стало нарицательным, учитывая, как часто волки нападали на домашний скот – особенно на тех, кого легче убить.

Волки и козлята

История о волке и козлятах впервые фиксируется в 1 веке. В этой истории мать-коза оставила своих козлят одних, предупредив их, чтобы они не открывали дверь незнакомцам, так как волк был рядом и мог съесть их. В конце концов волку удается обмануть детей, и младший остается единственным, кто выживает. Он бросается на поиски своей матери, а когда они возвращаются, то находит волка крепко спящим после того, как сожрал несчастных козлят.

Итак, мать-коза разрезает брюхо волка, чтобы найти своих детей, переживших это испытание. Затем она набивает живот зверя камнями и бросает его в реку. Позже, в 1812 году братья Гримм напишут самую распространенную версию этой истории, сначала с пятью, а затем переработанную версию с семью козлятами.

Не забудем знаменитый рассказ «Волк в овечьей шкуре», также приписываемый Эзопу, в котором волк находит овечью шкуру и сопровождает стадо на пастбище, умудряясь обмануть пастуха. В оригинальной версии греческого ритора XII века Никифора Базилакиса волк заперт в загоне вместе с остальными овцами и в конечном итоге убит вместе с ними.

Красная шапочка

К 10 веку история о волке и козлятах получила новый вариант во французском и итальянском регионах, который стал прототипом для сказки о Красной шапочке. В ранних версиях волк был оборотнем, объединяя в себе сексуальные и людоедские оттенки, которые останутся во многих версиях истории.

В 1697 году французский писатель Шарль Перро собрал эти истории и, убрав каннибалистическое и большинство откровенного содержания, сохранил сексуальные коннотации и добавил памятный красный капюшон, который, по мнению многих ученых, может символизировать первую менструацию девушки и превращение в женщину.

Кроме того, Красная шапка может иметь отношение к девушкам-мухоморам, о которых существует целый пласт легенд в разных культурах. Девушек-мухоморов описывают как соблазнительниц, имеющих красивое лицо и стройное тело.

Более века спустя братьев Гримм, Жанетт и Мари Хассенпфлюг наткнулись на пересказ этой истории и сделали его более семейным. Они убрали остатки сексуального содержания и добавив счастливый конец, аналогичный сказке про волка и семеро козлят.

В сказке есть момент, когда начинается весёлый разговор о том, как странно выглядит «бабушка», какой у неё большой нос и многое другое. Волк заканчивает тем, что съедает маленькую девочку. На этом версия Перро заканчивается, но у братьев Гримм появляется охотник (или дровосек) и спасает внучку и бабушку, разрезая брюхо волка, а затем наполняя желудок зверя камнями, прежде чем бросить его в реку — точно так же, как и в сказке про семеро козлят.
Некоторые также связывают историю Красной Шапочки с кругами, особенно солнечными кругами, поскольку ярко-красная шапочка могла представлять солнце, съеденное «ужасной» ночью (волком).

Вспомним про волков Сколь и Хати, бегущих за Солнцем и Луной.

сколь и хати

Сколь имя Волка,
За Солнцем гонится он;
Тянут кони
Сияющего Бога
Wardruna — Sowelo

Это также вызывает ассоциации с волком Фенриром из скандинавской мифологии, который в конечном итоге убьёт Одина во время Рагнарека.
Подшучивания и заигрывания между волком и девушкой имеет аналогии с скандинавской «Песнью о Трюме» из Старшей Эдды, в которой великан Трюм крадёт молот Тора и требует отдать себе в невесты прекрасную богиню Фрейю в качестве платы за возвращение молота. Боги одели Тора как невесту, и на свадебном пиру великан с удивлением для себя отмечает неженственные глаза зверский аппетит «невесты» к еде и пиву – точно так же, как Красная Шапочка отмечает различия во внешности волка.

Тор и Локи на свадьбе

Иллюстрация 1902 года. Две девушки одевают Тора, сзади смеющийся Локи
Существует еще одно объяснение знаменитой сцены, когда волк переодевается бабушкой: во времена своей причастности к французскому двору Перро познакомился с человеком по имени Франсуа-Тимолеон де Шуази, младшим сыном богатой четы, имевшей связи с семейством герцога Орлеанского и Анны Австрийской. По прихоти матери де Шуази воспитывался как девочка, пока ему не исполнилось 18 лет. Это понравилось королю, который стал крестным отцом мальчика. Де Шуази некоторое время одевался как мужчина, но вскоре снова стал носить женские наряды.

Ему нравились самые экстравагантные туалеты и платья, и в те времена, когда женщин учили избегать даже разговоров с мужчинами, де Шуази пользовался этим в своих интересах, чтобы соблазнять женщин. Очень элегантный и вежливый, он умел произвести впечатление и часто матери посылали своих дочерей к нему на занятия этикетом, но в конце концов одна из девочек забеременела. Когда Перро составлял рассказы для своей книги, он пытался привить приличным дамам элементарный этикет и предостеречь их от кажущихся безобидными «волков».

Три поросенка

А последняя знаменитая история, связанная с большим плохим волком, впервые появится в книгах в 1886 году, включенную в «детские стишки Англии» Джеймса Орчарда. Она была переиздана в прозе Джозефом Джейкобсом в 1890 году в его книге «английские сказки», но версии датируются еще 1840 годом, и история, как известно, намного старше.

Первый поросенок строит соломенный домик, но волк сносит его и съедает. Второй поросенок строит дом из палок, которые волк тоже сносит, а потом съедает его. Каждый обмен репликами между волком и поросятами сопровождается звонкими фразами из народных пословиц и поговорок. Третий поросёнок строит дом из кирпичей. Волку не удается снести дом. Затем он пытается выманить свинью из дома, но безуспешно. Наконец волк решает спуститься по трубе, после чего свинья ловит волка в котел с кипящей водой, захлопывает крышку, затем варит и съедает его.

Из пресловутого предупреждения об опасных незнакомцах и сексуальных маньяках, волк в конце концов стал заметной фигурой в нашей популярной культуре – как один из главных антагонистов. Несмотря на то, что наши города выросли до такой степени, что нам нечего бояться волков, а многие виды животных находятся под угрозой исчезновения, – страх этого зверя прошлого встроен в наши коллективное бессознательное, все ещё преследует нас, просто ожидая чтобы сожрать, прежде чем мы успеем крикнуть: «Волк!».

Понравилось вам - поделитесь! Пусть понравится другим!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *